Новенький в деревне

Автор: Takosin

деревенский дом

До 10 лет я жила с бабушкой и дедушкой в деревне Гажинск, Херсонская область. Деревушка старенькая и маленькая, улиц 7, не больше. Почти в каждом дворе держали разных животных, но абсолютно у всех были курицы. Хоть две, но были. У моих родственников была целая «армия» этих пернатых.

На момент описываемых событий мне и моим друзьям было около 10 лет. Жили мы как обычные сельские дети: летом в пруду рыбу ловили, весной и осенью помогали по хозяйству и с урожаем, а зимой ходили щедровать к соседям.

Но одним летом приехал к нам из города мальчик со своей семьей, Костя. Был он старше нас на 3-4 года, ходил в круглых очках, а все карманы его рубашки и брюк были забиты салфетками.

Костя ни с кем из нас, сельских, не общался, да и мы не особо горели желанием знакомиться с ним. Знали только, что гулять он выходит только после захода солнца. Неудивительно, что за ним закрепилось прозвище Вампир.

Через некоторое время соседи семьи Кости начали жаловаться, что пропадают у них куда-то куры. Решили, что это ласка или куница повадилась во дворы. Выпустили собак сторожить курятники, да не помогло – куры продолжали пропадать, но уже не только у Костиных соседей, а и в других дворах. Причем ни замки на сараях с курами, ни хозяйское патрулирование количество исчезнувших птиц не уменьшило.

Спустя еще несколько дней люди заметили, что в основном пропадают курицы-чернушки и курицы-рябушки. Тут уж бабки распустили языки, что не к добру это. Ведьма, мол, поселилась в деревне. А так как из приезжих у нас были только Костя с родителями, все на них стали посматривать косо.

Вскоре все чернушки и рябушки закончились, и стали пропадать оставшиеся курицы. Только от этих во дворах головы оставались. Тут уж все заголосили, а я и мои друзья – Петька, Тонька и Толик, решили припереть нашего Вампира, да расспросить, что за ерунда тут происходит.

И вот, дождавшись заката, мы вышли на улицу и почти сразу натолкнулись на Костю. От неожиданности мы все впятером стояли молча, как вкопанные. Потом Толик, он у нас за лидера был, решил нарушить тишину и спросил напрямик, куда очкарик дел домашних птиц.

Костя пожал плечами, мол, не знаю, и двинулся дальше, огибая нас. После этого я с друзьями каждый вечер следила за приезжим, но он упорно нас не замечал, до одного момента.

В очередной летний вечер я и Тонька сидели у нее и пили чай. Следить за Вампиром мы не могли, потому что мальчики уехали на сеновал, а потому просто смотрели на двухэтажный дом, в котором жил Костя.

Было уже ближе к полуночи, на улице зажглась пара фонарей. Я ждала, пока за мной придет бабушка, так как одной «гулять среди ночи» мне не разрешали.

И вдруг я увидела в окне папу Кости, который выходил из-за ворот с большим ножом, больше похожим на пилу. За ним шел его сын, почему-то в слезах. Отец что-то сказал мальчику, и вернулся обратно в дом, а последний поплелся вдоль улицы.

Тут я возомнила себя великой шпионкой и, пока Тонька бегала на кухню за сладостями к чаю, выбежала из дома вслед за Костей.

Я старалась идти как можно тише и незаметнее, но в темноте, недалеко от места, где остановился парень, я оступилась и рухнула в траву. Костя резко оглянулся, но увидев меня, расслабился.

Подошел ко мне, протянул руку и мог встать. Все это происходило в тишине. Затем он просто развернулся и пошел дальше. Подумав, что уже и так далеко зашла и отступать некуда, я подбежала к мальчику и спросила, он ли крадет куриц.

мальчик с открытым ртом

Костя отрицательно мотнул головой и продолжил куда-то идти. Тогда я спросила: кто бы это мог быть. Мальчик показал какой-то знак руками, не замедляя свой ход. Тут уж я рассердилась и, стоя под фонарем, спросила, почему он со мной не разговаривает.

Костя остановился, повернулся, посмотрел на меня грустно и открыл рот. До сих пор вспоминаю с ужасом этот момент: изо рта Кости вывалился обрубок языка, почерневший от какой-то инфекции. Зубы были покрыты каким-то желтовато-зеленым налетом. Это был не рот человека, а помойная яма.

С немым криком я мчалась обратно домой к Тоньке. Там уже вовсю искали меня, а тут я, с искаженным и заплаканным от страха лицом. Все кинулись спрашивать, что со мной случилось. Но я молчала. Перед моими глазами стоял Костя с открытым ртом и печальными глазами…

В ту ночь я не смогла заснуть. Под утро решила никому пока ничего не рассказывать, а попытаться разобраться самой.

Следующим вечером пришлось сбежать от бабушки, ведь она, после вчерашнего не хотела меня отпускать. Но я не собиралась отступать и, дождавшись захода солнца, выбежала на улицу, где жил Костя.

Перед побегом я захватила ручку и листы, в надежде на то, что мальчик умеет писать. Вскоре вышел Костя, прижимая ко рту салфетку. Теперь мне стало ясно, зачем они ему.

Подождав, пока он отойдет от дома, я вышла ему навстречу. Он явно удивился, увидев меня. Я извинилась за вчерашнее бегство в панике, объяснила, что пришла одна и протянула бумагу с ручкой, попросив написать, что с ним произошло. Писал Костя довольно долго, затем отдал мне лист и пошел дальше.

Позже дома я прочитала, что родители Кости занимаются оккультизмом. До того, как ему стукнуло 12 лет, он не знал об этом, настолько все было скрыто от посторонних глаз.

В день своего 12-го дня рождения Костя пришел домой и увидел своих родителей в какой-то непонятной одежде. Отец рассказал, что он и мама поклоняются богу смерти Иш Табу, и их сын должен быть принесен в жертву.

Дальше Костя пишет, как он закричал и попытался выбежать из дома, но родители успели схватить его и затащили в комнату. Больше ничего не помнит. Очнулся уже немым. Сейчас он только знает, что родители снова что-то замышляют, какой-то ритуал, поэтому каждый вечер выставляют мальчика за дверь.

Едва дочитав это письмо, я побежала к бабушке с дедушкой и рассказала им всю историю.

Дальше все было как во сне. Ожидание полиции, скорой из ближайшего поселка; поиски и арест родителей Кости, которые перед этим сбежали от сотрудников и затаились в нашей деревне. Костю тоже куда-то увезли. Сейчас думаю, что в больницу, к психиатру.

После этого происшествия поползли слухи, что Константин был не первым сыном, но точно верить нельзя никому. Я уехала через пару дней после вышеописанных событий и больше в деревне не появлялась. Бабушка с дедушкой продали хозяйство и уехали в Карпаты к каким-то родственникам.

После той страшной ночи прошло более 8 лет, но иногда мне снится Костя, кивающий головой. Может быть, он говорит мне «спасибо»?

[gdrts_stars_rating_auto]